Российский пролайф: за жизнь или против греха. Пролайферы кто это.

Примечательно, что представители Министерства здравоохранения и Государственной Думы не стали комментировать вопрос о том, является ли профилактика абортов при кризисной беременности социально значимой услугой.

Без жилья и денег. Как пролайферы уговаривают женщин не делать аборты

В ходе часовой конференции слова «ребенок» и «малыш» прозвучат не один раз. Но слова «плод» или «эмбрион» не прозвучали ни разу. Однако речь идет именно об этих словах. Так называемые «спасенные младенцы» — это дети женщин, которым благодаря работе движения удалось предотвратить прерывание беременности. 10 000-й ребенок еще даже не родился. Предполагаемая дата рождения — конец августа или начало сентября, когда организация планирует провести еще одно праздничное мероприятие.

Сергей Чесноков (который также является основателем и президентом Международного фестиваля социальных технологий в поддержку семейных ценностей «За жизнь») и руководитель проекта Екатерина Маркова пришли пообщаться с двенадцатью журналистами. На столе также лежат подписи Олега Аполихина (специалиста по репродуктивному здоровью Министерства здравоохранения) и Татьяны Цыбизовой (члена Комитета Государственной Думы по охране здоровья), но их стулья пусты.

Российский пролайф: за жизнь или против греха. Пролайферы кто это. 2

Чесноков начинает с поздравления присутствующих женщин с 8 марта, а затем переходит к печальному факту: 5 марта президент вновь направил в правительство поручение, в котором рекомендовал «принять меры по поддержке социально ориентированных НКО, занимающихся профилактикой абортов».

Движение «За жизнь», активное с 2015 года и постоянно пытающееся привлечь внимание государства, в 2017 году сумело собрать более миллиона подписей граждан в пользу запрета абортов и обратилось с просьбой к Путину в режиме онлайн. В своем ответе президент высказался довольно буднично: «То, что вы делаете в плане поддержки беременных женщин, решивших сохранить ребенка, абсолютно правильно. Просто нужно понимать, в каком направлении работают эти организации, в том числе и ваша собственная. Я готов сделать все возможное, чтобы безоговорочно поддержать вас в этой части вашей работы».

«Три года мы ждали обещанного, но три года еще не прошли….. Но мы не жалуемся, — ворчал Сергей, — спасение утопающих — дело рук самого утопающего.

И он продолжает свои успехи.

Организация «За жизнь» действует в 86 населенных пунктах России и занимается профилактикой абортов при «кризисной беременности», то есть у женщин, которые собираются сделать аборт. Обученные консультанты беседуют с женщинами в рамках официального соглашения с медицинскими учреждениями и пытаются убедить их не прерывать беременность. От консультации, — сухо отвечает Екатерина Маркова на вопрос ведущего конференции, — можно и отказаться.

Поскольку программа обращается в основном к женщинам, которые хотят сделать аборт в сложных жизненных условиях, например, из-за отсутствия жилья, денег или поддержки родственников, важной частью консультирования является поиск способа помочь беременной женщине. Программа может предложить услуги адвоката, социального работника, психолога и материальную поддержку.

Программа «За жизнь» гордится своими успехами: по ее собственным данным, около 15 % проконсультированных женщин отказываются от аборта, по сравнению с 10-12 % в обычных консультационных клиниках.

Чесноков и Маркова подчеркивают государственную значимость своей работы. Сергей убежден, что успешная профилактика абортов может компенсировать «естественную убыль населения России». Екатерина даже подозревает, что их организация снижает социальную напряженность в стране — в конце концов, большинство их подопечных крайне бедны, поэтому неудивительно, что они испытывают некоторый «стресс».

Российский пролайф: за жизнь или против греха. Пролайферы кто это. 3

«Цена за ребенка — 27 000 рублей».

За историями успеха скрывается мрачная история крайней нищеты. Многие женщины, участвующие в программе, живут не просто за чертой бедности, а на самом дне. По оценкам движения, стоимость рождения «своего» ребенка составляет 27 000 рублей. Это средняя стоимость услуг и поддержки, которые получает женщина, решившая не делать аборт. Для многих достаточно раздавать продуктовые корзины в течение шести месяцев во время беременности, чтобы женщина согласилась выносить ребенка до срока.

Средний доход бенефициаров программы составляет 2 758 рублей. Иногда даже меньше. У женщин нет ни дохода, ни документов, ни жилья, они погрязли в долгах, уязвимы и рискуют тем, что их старших детей заберут социальные службы. Иногда это несовершеннолетние дети.

Более половины клиентов организации (57%) испытывают трудности с покупкой продуктов питания, а 30,74% живут без еды.

«Многие из женщин, участвующих в программе, живут не просто за чертой бедности, а очень низко».

Пока Екатерина Маркова — сама мать пятерых детей — рассказывает о своей работе, в задних рядах конференц-зала появляются новенькие. Среди них несколько женщин в длинных платьях, девушка с крошечным ребенком и беременная женщина, которая осторожно идет. Представлен информационный стенд «Спаси жизнь» с телефоном доверия. Мужчина с карандашом садится рядом с группой и начинает рисовать эскиз на большом листе бумаги.

В настоящее время в организации «Спаси жизнь» работает около 750 волонтеров, большинство из которых — женщины, и часто консультантами выступают те, кто сам получил помощь. Спонсоры, — говорит Екатерина, — в основном пенсионеры, которые сожалеют о несчастье своей молодости. Иногда они собирают заветные 27 тысяч и отдают их, чтобы «намеренно спасти ребенка».

«Она убийца»

Юрий Власик, 44-летний москвич, один из тех, кого можно назвать ярыми активистами — борцами за права нерожденных детей. При любой возможности он принимает участие в уличных митингах и публикует посты в тематических сообществах в социальных сетях. Власика можно назвать идейным борцом.

— Я считаю, что каждый человек имеет право на жизнь, в том числе и ребенок, которого женщина носит в своем чреве. Неважно, больной он, ненормальный, зачатый по любви, в законном браке или случайно. Это не безответственность взрослых здравомыслящих людей, но по какой-то причине она становится разменной монетой. Несправедливость заключается еще и в том, что ни у кого не спрашивают мнения, а просто избавляются от ребенка варварским способом, убивая его заживо. Да, аборт — это убийство, а все остальное — манипуляции и искажения», — уверенно говорит Юрий Власик.

По его мнению, можно придумать любое оправдание детоубийству, но суть от этого не меняется.

Активист одинок — у него нет и никогда не было жены, у него нет длительных отношений с девушками, у него нет детей. Постоянной работы у него тоже нет, поэтому он берется за несколько случайных подработок: Один друг чинит его компьютер, другой — принтер. Он получает достаточно еды, и это все, что ему нужно. У него есть своя квартира, которую он унаследовал от своей бабушки.

Он присоединился к движению «За матерей», когда узнал причину развода своих родителей: его мать сделала два аборта.

— Как такое возможно? Я не понимаю и никогда не пойму, почему и зачем он убил моих нерожденных братьев и сестер. И я поддерживаю своего отца, который бросил эту женщину», — говорит Власик.

Статья по теме:  Кто такие пацифисты. Человек который против насилия

Елена Юрьевна, его мать, объясняет свои действия следующим образом: Семья из трех человек боролась за выживание, живя в тесной однокомнатной квартире и имея возможность прокормить только одного ребенка.

— Юрай не разговаривал со мной несколько лет. Мне как матери, конечно, тяжело без сына, но это его решение. Он осуждает меня, не хочет слушать мои аргументы и называет меня убийцей. Пусть будет так. Я заставила себя думать, что он уехал в другую страну, мне так легче», — говорит Елена Власик.

Рожденный ребенок уже никого не волнует

Иван Федоров, доктор философии, считает, что движение за материнство глубоко женоненавистническое и антигуманное.

— Этих людей интересует только плод, и только до его рождения; после рождения активисты теряют к нему всякий интерес. Утверждение о том, что у плода есть права, является ложным. Как он должен их осуществлять? Кем или чем? До 18 лет ребенок находится под ответственностью своих родителей. То же самое касается и плода», — говорит Иван Федоров.

Он считает, что активисты движения пытаются отнять у людей (особенно у женщин) право выбора, потому что аборт — это выбор. Насильственное, агрессивное навязывание своих идей является визитной карточкой движения.

— В то же время они не допускают ни одного связного аргумента. Конечно, есть аргумент «давать и брать». А кому вы даете? Себе? Вы не хотите брать на себя ответственность за свои действия. Государству? Почему государству, если это ваша инициатива? Что это за перекладывание ответственности? — комментирует докторант.

Беременность

Сторонники абортов не помогают ни детям, родившимся под их давлением, ни детям с тяжелыми уродствами, ни тем, чьи родители просто физически не в состоянии ухаживать за тем, с кем они едва справляются. Но агрессивных агитаторов это не волнует, это не их проблема.

— Странное милосердие: зародыш вызывает сострадание, а живой человек со своими проблемами — нет. Что это, кроме лицемерия?» — рассуждает Федоров.

Как бы то ни было, по словам Федорова, активисты, казалось бы, мирного движения начинают запугивать всех, кто с ними не согласен. Для этого они назначают самих несогласных. По его словам, лобби «За жизнь» активно действует и в нашей стране. И чтобы продать свои идеи, они не стесняются делать все — активно искажают факты, лгут и так далее. В доказательство этого Федоров привел пример, ставший хрестоматийным.

В 1984 году вышел документальный фильм «Безмолвный крик». Повествование читал доктор Бернард Натансон. В фильме показана вся процедура аборта в реальном времени. В центре внимания фильма — процесс убийства ребенка в утробе матери, ощущение боли и страха и попытки избежать органов. Эти кадры не оставили равнодушными почти никого из медицинского сообщества: Врачи назвали его откровенной ложью, искажением фактов и банальным извращением в пользу той или иной точки зрения.

Врачи утверждают, что, согласно современному состоянию науки, плод не чувствует боли, потому что у него не сразу формируются соответствующие нервные окончания. Этот фильм представляет собой ультразвуковое изображение, отредактированное с разной скоростью, что создает ложное впечатление, будто плод пытается вырваться. Это вопиющий обман.

Несмотря на все разоблачения серьезного медицинского сообщества, сторонники абортов продолжают пропагандировать эту фальсификацию.

Жизни женщин не важны

Алена Волина, кандидат психологических наук, говорит, что женщина, столкнувшаяся с нежелательной беременностью, обычно уже находится в состоянии стресса и в сложной для нее ситуации. Но это не интересует защитников абортов. Не волнует их и тот факт, что беременность тоже может быть стрессом: Например, мать может умереть во время родов из-за аномалий плода или проблем со здоровьем. Но даже в такой безнадежной ситуации они забирают эмбрион, а не женщину.

Отсюда можно вывести их девиз: «Жизнь женщин не важна. В той мере, в какой они не работают над улучшением сексуального образования, продвижением контрацепции и предотвращением нежелательных беременностей. Совсем нет. Они рассматривают женщин лишь как инкубатор, который не может и не должен иметь собственного мнения и чувств.

Депрессия

— Продолжая тему искажений и откровенной лжи. Сторонники абортов утверждают, что у женщин, сделавших аборт, впоследствии развивается постабортный синдром. Эти женщины страдают от депрессии, чувства вины, уныния и часто агрессии. Однако ученые из Университета Джона Хопкинса в 2008 году проанализировали большое количество данных и пришли к выводу: Пост-абортного синдрома не существует! Нет никакой существенной разницы между психическим здоровьем женщин, сделавших аборт, и тех, кто никогда не делал аборт», — говорит Волина.

Однако, как отмечает доктор психологии, послеродовая депрессия — это доказанный факт. По официальным данным, примерно каждая пятая женщина, родившая ребенка, страдает от этого заболевания. И плохо то, что в нашей стране ему не уделяется никакого внимания, что приводит к трагедиям. В 2019 году, например, 36-летняя москвичка из Бабушкинского района покончила жизнь самоубийством. Она и ее девятимесячная дочь погибли, а четырехлетний сын получил тяжелые травмы.

— И таких примеров много по всей стране. Но в нашей стране проблема послеродовой депрессии не находит понимания. Считается, что женщина просто сходит с ума. Но это серьезная проблема, которая может закончиться большой трагедией. Женщине нужна помощь профессионалов, а не машущих руками и ворчащих родственников мужа. В стране необходимо создать специальные центры для молодых матерей и разработать специальные программы. Примером может служить западный опыт. Например, в Финляндии, где такие центры существуют, достигнуты хорошие результаты. Вместо того чтобы работать в этом направлении, мы поддерживаем лицемеров и лжецов, сторонников абортов. И это очень опасный путь», — заключила Волина.

Второе, что следует знать о «воинах жизни»: им всё равно, что будет с женщинами

В дискуссиях движения «За жизнь» на странице «Ответы на возражения» есть тема, где сторонники жизни спорят с сторонниками абортов (последних здесь нет, но «воинов за жизнь» это не останавливает). Вот, например, что они говорят об опасности уголовного преследования для женщин: «Пусть они умрут от незаконных абортов. И мир, свободный от этих обезьян, которые ненавидят своих детей настолько, что готовы убить их и рисковать при этом собственной жизнью, станет чище!». Чтобы содержать большую семью, сторонники абортов советуют людям «работать на трех работах» и «заняться шитьем, потому что тогда будет дешевле одевать детей». Оплодотворить 12-летнюю школьницу? Поскольку «девочка так распущена и ведет себя подобным образом, она, конечно, должна нести тяжелый крест как следствие своего поведения». Есть ли опасность, что она умрет при родах? «Это хорошо и благородно, когда взрослый человек отдает свою жизнь, чтобы защитить жизнь другого.

Они считают, что должен родиться даже больной ребенок, чья жизнь будет короткой и полной боли: «Если не будет больных, старых, дефективных людей, мы станем гораздо более жестокими. Присутствие таких людей необходимо. Даже больные дети могут быть помещены в детский дом, где «они вырастают в благодарности государству, которое защитило их жизнь с первых минут их существования». Ребенок, зачатый в результате изнасилования, или ребенок, у матери которого нет денег на его содержание, также может быть отправлен в детский дом, потому что «найдутся люди, которые захотят усыновить этого ребенка».

Статья по теме:  Почему она не уходит? » Что происходит с женщиной, когда ее муж — агрессор. Почему женщины не уходят от тиранов

И, наконец, пролайферы плохо разбираются в вопросах, связанных с физиологией и медициной

Не всегда можно определить, когда это некомпетентность, а когда попытка запугать женщину. Например, в одной листовке против абортов говорится, что Всемирная организация здравоохранения отнесла комбинированные оральные контрацептивы к веществам с доказанным канцерогенным действием из группы «канцерогенов». Разумеется, на официальном сайте ВОЗ об этом нет никакой информации, а в пятом издании ее доклада «Критерии медицинской пригодности методов контрацепции» от 2015 года слово «канцерогены» не встречается ни разу? Или другой пример: в 2013 году фонд «Подари жизнь» опубликовал информацию о том, что презервативы не защищают ни от беременности, ни от заболеваний, передающихся половым путем: «изделие номер два» имеет «большое количество мелких отверстий, невидимых глазу», через которые легко проникают и сперма, и вирусы. Довольно трудно понять, что это был за «выпад»: незнание того факта, что презервативы сделаны из многих слоев латекса и полости в них не помещаются, или попытка отговорить людей от секса, который несет столько рисков?

Есть и вопиющее невежество: в ответах на возражение говорится, что «изнасилование обычно не приводит к беременности».

Но тогда для чего нужны сторонники материнства, если их так мало заботит благополучие, болезни и даже смерть женщин и детей? Ответ очень прост: они не «за», они «против». Они не «против».

Сексуальность, по ее мнению, должна быть неотделима от желания и способности женщины стать матерью. Если роды внезапно угрожают жизни, «она совершает преступление, если уходит к мужу», и вообще «она не должна выходить замуж, потому что брак естественно подразумевает наличие детей». Гормональные контрацептивы нельзя использовать для предотвращения беременности, потому что они «изгоняют» оплодотворенную яйцеклетку, которая также считается ребенком в мировоззрении «воинов жизни». Презервативы также не годятся: «они вызывают постель». Половое воспитание не нужно: оно лишь побуждает молодых людей «заниматься сексом».

Это не значит, что защитники беременности не делают ничего хорошего. Например, активисты «За жизнь!» собирают гуманитарную помощь и раздают ее «нуждающимся в далеких городах и селах». Но мы должны понимать, что никто не имеет права решать за женщину вопрос материнства в обмен на пачку подгузников или коляску. Она должна принять это решение сама и не пугаться разговоров о грехе или бесплодии, раке и выкидышах. До сих пор законодатели сопротивлялись попыткам приравнять зародыш к живому ребенку со всеми вытекающими отсюда правами, игнорируя попытки защитников материнства мотивировать правительство обещаниями высокой рождаемости или «поколения благодарных людей, обязанных своей жизнью государству». Но активисты пошли на некоторые уступки: инициатива «дней тишины» стала законом (на 4-7-й и 10-12-й неделях аборт откладывается на 48 часов, на 8-10-й неделях — на неделю), в больницах появились консультационные центры для противников абортов.

Будем надеяться, что люди, убежденные в том, что дети не появляются в результате изнасилования и что 12-летние девочки беременеют из-за собственной распущенности, не получат больше власти над жизнями миллионов женщин. Мы можем даже молиться об этом.

Хардкор

Иногда во время беременности, часто на ранних сроках, обнаруживается, что плод развивается с тяжелыми аномалиями. Тогда решение о том, оставить эмбрион или нет, полностью зависит от родителей: в конце концов, они должны обеспечить реабилитацию на всю оставшуюся предполагаемую жизнь. Сторонники материнства говорят нам: сначала нужно родить, а потом заботиться о ребенке. Они говорят, что если ты родила больного человека, который тебе не подходит, то возьми и убей его, якобы это равносильно избавлению от плода. Видимо, даже уголовный кодекс не согласен с такой позицией. Дословная цитата полного безумия: «Обществу нужны больные люди. Они вызывают жалость, сострадание, учат нас любви. Если нет больных, старых, поврежденных людей, мы становимся гораздо более жестокими». Вот именно, шикарный повод увеличить их количество и фактически эксплуатировать их, чтобы стать, казалось бы, «добрее».

Да, и люди с синдромом Дауна, и люди с церебральным параличом могут адаптироваться в обществе с невероятными достижениями. Этого нельзя отрицать, и действия их родителей чрезвычайно гуманны и бесценны, но это даже не простая логическая причина для осуждения тех, кто не желает брать на себя такую ношу. Никто не вынужден нести его против своей воли. Никакая польза для общества не может оправдать такую задачу для одного, двух или более человек, если они этого не хотят.

В другом случае, когда матери грозит смерть во время родов, противники абортов не видят ничего плохого: человек отдает свою жизнь за жизнь другого человека, за новую жизнь. Знаете, только в фильмах и мечтах это кажется таким прекрасным, но когда ты сам становишься объектом такого решения? Кажется, никто не слышал положительных отзывов от матери, умершей во время родов, которой запретили сделать аборт и заставили стать инкубатором для жизни другого. Даже в случае внематочной беременности, когда у плода нет шансов, а мать может попасть на небеса, аборт не одобряется.

Худшие случаи пролайферов даже призывают запретить аборты для женщин, которым нельзя рожать по медицинским показаниям. Они утверждают, что если есть причины не рожать, то таким женщинам даже не следует разрешать выходить замуж, но в принципе следует разрешить заниматься сексом. Они говорят, что «такая женщина совершает преступление, если уходит от мужа». Звучит немного евгенически, не правда ли? Точно так же они предлагают убивать несостоятельных антисоциальных родителей, например, бездомных, вместо того, чтобы разрешить им делать аборт. Или они говорят о лауреатах Нобелевской премии, которые выросли в семье алкоголиков, и мы не собираемся их убивать, потому что мы все должны их воспитывать. А сколько из этих семей стали преступниками? У взрослых человеческих существ есть совесть, мнение и воля, и они не живут в вашей утробе, и не вы несете ответственность за формирование их будущей жизни.

Человек, который уже жив, независимо от того, из какой он семьи, но имеет мысли, поступки, прошлое, права, обязанности и милые фотографии со своими родителями, — это не то же самое, что эмбрион. Не менее глупыми являются заявления типа: «А что, если бы твои родители сделали аборт!». Спасибо, уважаемые, вы снова желаете смерти уже живущему и мыслящему человеческому существу, а не потенциальному. Это настоящая попытка убийства.

Права

Пролайферы считают, что крошечная зигота, начиная с оплодотворения самой яйцеклетки, имеет неотъемлемые права, включая право на жизнь, т.е. они признают ее полноценной личностью, которая может принимать осознанные решения и с которой нужно, по крайней мере, советоваться (странно, что они не пытаются дать ей право голоса на президентских выборах). А раз с ним нельзя посоветоваться, то он не может принять решение, потому что якобы беременная женщина в данной ситуации — это не человек, а женщина + другой человек, и она не может ничего решить без этого другого человека. Только у плода нет своего мнения, поэтому его можно игнорировать: Невозможно принять во внимание то, чего не существует.

Статья по теме:  Как по-вашему, знаков зодиака все же 12 или 13. Сколько знаков зодиака 12 или 13?

А когда вы решаете, хотите ли вы стать отцом ребенка или нет, разве вы не принимаете решение оставить его в живых? Сегодня вы решаете использовать презерватив, завтра у вас овуляция и…. ух! — Яйцеклетка, потенциальный гражданин своей родины, оказывается в тампоне. Может, запретить менструацию? Или мужской оргазм? Это геноцид: миллионы потенциальных людей умирают одним махом. И что, это такие же потенциальные люди, как и зигота, только у последней больше клеток, но и там нет сознания, воли, личности или чего-то еще, что характеризует человека. Да, есть уникальная ДНК, но она не имеет никакого значения ни до рождения, ни в первый год жизни, ни на восьмидесятом году жизни. Выбирая момент своей жизни, когда у вас появляется ребенок, вы автоматически выбираете смерть всех остальных ваших детей в любое другое время в прошлом. Что вам делать с ними? Вряд ли вы спрашивали, точно ли они не хотят рождаться и можно ли пропустить овуляцию, даже не будучи оплодотворенными.

Вопрос «Является ли эмбрион человеком или нет?» — это просто демагогия, оторванная от жизни здесь и сейчас: миллионы потенциально нерожденных детей не заслуживают права одной-единственной, уже живущей женщины решать, что ей делать с собственной жизнью, которую она уже проживает и может делать с ней все, что хочет. Если вы против абортов и считаете, что зародыш — это личность и человек, тогда ищите способы, чтобы этот человек жил где-то еще, кроме как в утробе женщины, которая этого не хочет, потому что именно вы делаете из этого проблему. Давайте, разрабатывайте новые технологии пересадки эмбрионов из утробы матери и выращивайте их за свой счет столько, сколько захотите, и тогда ваша драгоценная автономная личность с ее уникальным геномом сможет продолжать существовать повсюду».

Европейский суд по правам человека видит ситуацию следующим образом:

«Жизнь плода неотделима от жизни беременной женщины и не может рассматриваться в отрыве от нее. Если бы в статье 2 Конвенции о правах человека говорилось о праве плода и его защите, то эта статья считалась бы абсолютным правом плода на жизнь, а аборт был бы запрещен, даже если бы он был необходим по медицинским показаниям для защиты здоровья и жизни беременной женщины. Это означало бы, что жизнь нерожденного плода будет иметь более высокую ценность, чем жизнь беременной женщины. Право на жизнь уже родившегося человека подверглось бы ограничениям, не предусмотренным статьей 2 Конвенции» — «Право на жизнь в прецедентном праве Европейского суда по правам человека. Это означает, что жизнь матери в любом случае имеет приоритет над жизнью плода, поскольку в противном случае ее собственное право на жизнь было бы ограничено.

Согласно Международной конференции ООН по правам человека, «родители имеют право выбирать, сколько детей они хотят иметь и как часто они хотят их иметь». Та же ООН признала отказ от абортов нарушением прав человека.

Резюме

Конечно, деторождение — это радость и необходимость для каждого вида живых существ. Но мы отличаемся от животных самым главным — свободой, и наука расширила эту свободу до пределов допустимого. И нет ничего плохого в том, чтобы выбирать условия для продолжения рода так, как вам удобно: Чужаки не могут вторгаться в вашу постель или, что еще хуже, в вашу утробу и диктовать там свои условия. И снова у вас есть свобода выбора. Если вы верите в Бога, то a fortiori — о, Бог дал вам именно это — свободу воли, но он не дал ее зародышу, поскольку он не может выбирать и полностью зависит от женского организма.

Однако именно свободу выбора пытаются устранить сторонники материнства: они пытаются запретить аборты. Поскольку исторически известно, что люди могут делать искусственные аборты без медицинской помощи (см. «Криминальные аборты» Ломачинского), мы ясно видим, что сторонников абортов не интересует ни жизнь, ни что-либо другое, кроме мнения бессознательного плода.

Независимо от того, что GMC отозвал этот метод: Это просто прямое обвинение государства. Профессиональное, ничего личного.

Сторонникам абортов: вы можете запретить их, но помните, что мы живем не за железным занавесом, и даже если какой-то процент медицинских абортов будет делаться вилкой на фанерной доске, другие женщины просто поедут в соседние страны и благополучно прервут беременность там. Цена вопроса: от 700 рублей в Финляндии для Санкт-Петербурга до 10 000 для отдаленных российских регионов. Гораздо дешевле и удобнее, чем поддаваться на крики.

После «несчастного случая» перед женщиной встает вопрос: делать аборт или не делать. Множество информации в интернете и наставления подруг создают невероятный хаос в голове. Поэтому женщина должна быть психологически подготовлена к такому важному вмешательству.

Памятка в случае недостаточного сопротивления желанию прервать нежелательную беременность.

— Семейные отношения: нет постоянного парня/мужа, дети, другие стрессы,

— нестабильное финансовое положение, отсутствие собственной квартиры, плохая ситуация с работой,

— Планы на будущее: учеба в университете, построение карьеры.

Вы не сможете меня остановить, потому что я имею полное право прервать нежелательную беременность, а вы не имеете права ограничивать мое право»:

«Согласно Федеральному закону «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации», каждая женщина сама решает вопрос о своем материнстве и имеет полное право прервать беременность до 12 недель.

Я имею полное право планировать свою жизнь по своему усмотрению и могу вообще отказаться от рождения детей.

Запрет абортов ничего не дает для улучшения демографической ситуации, но увеличивает количество смертей от небезопасных абортов. Вы бы хотели, чтобы я делал аборт у себя дома?

В России более 600 000 сирот, скольких из них вы усыновили? А вы бы усыновили моего, если бы я от него отказалась? Я предлагаю вам подписать контракт на суррогатное материнство: Мы подписываем контракт, вы платите мне миллион рублей, а после рождения вашего ребенка я возвращаю его вам.

Нежелательная беременность случается не только при случайных половых связях, но и в браке. Даже если это произошло в результате случайной связи, это не ваше дело.

Запрет абортов улучшает не демографическую ситуацию, а прежде всего социально-экономические условия. Нет, Бог не застилал лужайку.

Оцените статью
РесницаМания