Врачи без границ вакансии как устроиться. Врачи без границ вакансии как устроиться

Содержание
  1. Как «Врачи без границ» спасают жизни сотням тысяч людей, до которых никому нет дела
  2. Помощь при стихийных бедствиях
  3. Гуманитарная интервенция в Камбоджу
  4. О проекте.
  5. О границах.
  6. О врачах.
  7. Работа по контракту
  8. Поиск работы самостоятельно
  9. Татьяна Клименчук – медсестра
  10. ВЕЛИКОБРИТАНИЯ.
  11. Новая Зеландия.
  12. Соединенные Штаты Америки.
  13. Врачи без границ вакансии как устроиться
  14. Организация Объединенных Наций (ООН)
  15. Международный комитет Красного Креста (DES)
  16. Нейтралитет – это наша безопасность
  17. Мы находимся в этой стране не для того, чтобы менять политику, культуру или продвигать права человека. Мы там для того, чтобы спасать жизни.
  18. Не нужно стремиться к жизни в кризисе
  19. Мы не должны стремиться к кризисной жизни. Мы должны жить нормальной жизнью. Поэтому мы должны уважать то, что люди здесь беспокоятся о покупке квартир и автокредитах.
  20. Люди хорошие сами по себе
  21. Люди прекрасно живут сами по себе. Но из-за недопонимания происходит то, что происходит. Из-за недоразумений возникает чувство опасности.

Квалифицированные медицинские специалисты получают работу, которая ведет к получению долгосрочных виз и постоянного вида на жительство по прибытии в Канаду. Иммиграционная программа для врачей предусматривает семейный переезд — супруги, несовершеннолетние дети и неженатые дети до 22 лет, обучающиеся в университете, могут покинуть Россию.

Как «Врачи без границ» спасают жизни сотням тысяч людей, до которых никому нет дела

22 декабря исполняется 50 лет международной гуманитарной организации «Врачи без границ». Ее члены помогают наиболее нуждающимся, в том числе жертвам войны, стихийных бедствий, голода и других чрезвычайных гуманитарных ситуаций. Они участвуют в лечении мигрантов, бездомных и своих коллег, борющихся с пандемией COVID-19 в разных странах. ‘Врачи без границ не участвуют в вооруженных, политических или социальных конфликтах, Plus-one.ru объясняет, как и откуда взялись Врачи без границ и почему они это сделали’.

В конце 1960-х годов в Нигерии разразилась гражданская война. Жители восточных штатов страны попытались отделиться, провозгласив независимую Республику Биафра. Правительство блокировало удерживаемую повстанцами территорию, сотни тысяч людей умерли от голода и болезней, а нигерийская армия истребляла целые деревни, включая уже голодающих женщин и детей.

Война за независимость Биафры была одним из самых кровопролитных конфликтов своего времени. По разным оценкам, общее число погибших составило от одного до трех миллионов человек в течение двух или пяти лет.

Два французских врача-волонтера из Международного комитета Красного Креста, Макс Лекамье и Паскаль Гретти Босвий, пытались набрать добровольцев для организации гуманитарной миссии в осажденных районах. На их призыв откликнулись только четыре человека.

Люди ничего не знали об ужасах и зверствах, которые происходили в осажденных районах. Правительства стран мира и международные организации, включая Красный Крест, не уделяли Нигерии особого внимания.

Небольшая группа из шести врачей (два врача, два клинициста и две медсестры) отправилась в Биафру. Они приехали, чтобы помочь местному госпиталю и центру распределения продовольствия, который находился в центре бойни и почти на передовой линии войны. Больницы и продовольственные центры регулярно подвергались нападениям нигерийских войск. Им часто приходилось действовать на поле боя под обстрелом.

Работа в Нигерии оказала огромное влияние как на Макса, так и на Паскаля, шестерых добровольцев, ветеранов гуманитарных миссий и новичков.

Помощь при стихийных бедствиях

Биафра-нигерийская война закончилась полным поражением самопровозглашенной демократии, и французские врачи вернулись домой с твердым убеждением, что гуманитарная практика нуждается в революции. Они решили создать совершенно новый для того времени тип организации — организацию, которая оказывала бы помощь без учета политических границ, религиозных или расовых предрассудков.

Так же как и организация «Врачи без границ» (MSF). Он был основан 22 декабря 1971 года. Она была основана шестью добровольцами, пережившими войну Биафры с Нигерией, их единомышленниками, а также Раймоном Борелем и Филиппом Бернье из TonusMedicalMagazine. Две последние набирали врачей-добровольцев для оказания помощи жертвам стихийных бедствий, в частности, наводнения в Восточном Пакистане (ныне Бангладеш), в результате которого в 1970 году погибло около 500 000 человек.

Первой миссией MSF была помощь пострадавшим от землетрясения 1972 года в Манагуа, столице Никарагуа. Катастрофа разрушила значительную часть города. Врачи без границ» прибыли в джунгли после катастрофы и, помимо помощи раненым, были вынуждены бороться со вспышкой дизентерии. Волонтеры MSF отправились в Гондурас в 1974 году, чтобы обеспечить продовольствием и медицинской помощью пострадавших от урагана «Фифи». Организация оставалась в регионе в течение нескольких лет, чтобы устранить последствия наводнения. Это первая долгосрочная миссия.

Люди по-прежнему умирают от излечимых болезней

Люди по-прежнему умирают от излечимых болезней».

Врачи из Уфы, открывшие клинику в Гватемале и добровольно предоставляющие свои медицинские услуги.

Гуманитарная интервенция в Камбоджу

В 1975 году MSF начала обширную гуманитарную программу в лагерях, принимающих камбоджийских беженцев, спасающихся от режима «красных кхмеров» в Таиланде. Власти не только оказывали помощь жертвам геноцида (около 1,7 миллиона человек были убиты, умерли от голода и пыток менее чем за четыре года правления Пол Пота), но и широко освещали эти ужасные факты в международных СМИ.

После свержения «красных кхмеров» страна была опустошена, а население голодало. Впоследствии MSF попыталась организовать миссию в Камбодже, которую контролировала вьетнамская армия, но ее туда не пустили.

Чтобы привлечь внимание к этому, 6 февраля 1980 года MSF организовала «Марш выживания». В результате на тайско-камбоджийской границе появилась колонна волонтеров с продовольствием и медикаментами в сопровождении известных репортеров СМИ. Фаланга намеревалась войти на территорию Камбоджи, но снова была блокирована.

Впервые «Врачи без границ» публично раскритиковали власти за оказание помощи людям, пострадавшим от гуманитарного кризиса. Они не входили в Камбоджу до конца 1980-х годов, когда внутренний конфликт при посредничестве ООН был разрешен и вьетнамские войска покинули страну.

В 1976 году организация «Врачи без границ» (MSF) создала постоянную миссию в Ливане, охваченном гражданской войной. Конфликт был вызван столкновениями между мусульманской и христианской общинами и в конечном итоге усугублен сирийским и израильским военным вмешательством.

Независимо от соотношения сил или военного положения, волонтеры MSF в течение девяти лет оказывают помощь больницам в осажденных городах по всей стране, спасая мусульман и христиан, часто под звуки свистящих пуль и артиллерийского огня. Таким образом, «Врачи без границ» заслужили репутацию организации, сохраняющей абсолютный нейтралитет и готовой работать под огнем.

MSF активно оказывает давление на политиков в развитых странах, одновременно поддерживая социальные программы здравоохранения в развивающихся странах. В результате, почти десять лет спустя, сотни тысяч людей по всему миру получают бесплатные антиретровирусные препараты.

О проекте.

-Насколько я понимаю, в MSF работает не так много людей из России. Поскольку вы не являетесь организацией «Врачи без границ», как вы попали в организацию «Врачи без границ»?

-Я изучал этнографию и антропологию на историческом факультете Санкт-Петербургского государственного университета, затем политологию в Европейском университете. После окончания университета я стала менеджером по развитию в НПО, занимающейся гуманитарной деятельностью в области ВИЧ/СПИДа. В мои обязанности входили связи с общественностью и сбор средств. Однако моя антропологическая натура могла бы сказать, что я хочу работать в другой культуре. У меня был друг, работавший в испанском отделении организации «Врачи без границ», который посоветовал мне искать работу там. Я прошла собеседование по телефону в Мадриде и была принята благодаря моему опыту работы в сфере привлечения средств, хорошему образованию и знанию языка. Моя первая работа в организации «Врачи без границ» была в качестве администратора больницы в Либерии. Это произошло через несколько лет после окончания войны.

Помните фильм «Чертовы алмазы» с Леонардо Ди Каприо? Несмотря на то, что действие рассказа происходит в Сьерра-Леоне, причины войны и общая ситуация в Либерии были очень похожи. Когда мы приехали туда, казалось, что страна оправляется от откровения — множество изуродованных людей, сумасшедший уровень преступности!

-Как вы решаете вопрос безопасности врачей в таких случаях?

-Там были очень строгие протоколы безопасности, и мы даже были вынуждены ввести собственные запреты на движение. В целом, «Врачи без границ» неизбежно придерживаются протоколов безопасности. Это документ, который должны подписать все сотрудники, работающие «на земле». В некоторых странах этот документ имеет ряд особенностей. За нарушение правил техники безопасности работники могут быть уволены и депортированы в течение 24 часов. Поскольку безопасность является одним из элементов успеха наших проектов, мы обычно работаем в очень опасных местах.

-Есть ли у сотрудников, которые находятся «на месте», какая-то расширенная страховка?

-Да, конечно, наши сотрудники имеют отличную медицинскую и туристическую страховку, пока они находятся «на месте».

-В каких еще странах вы работали?

-Один год в Либерии, шесть месяцев в Дарфуре, 10 месяцев в Эфиопии, более года в Мьянме (Бирме) и несколько месяцев в Южном Судане. Это места, где я работал в полевых условиях. Затем я начал работать в датском офисе, а сейчас несколько раз езжу на обучение персонала, например, в Индию, Ливан.

Врачи без границ» (MSF) — международная неправительственная организация, занимающаяся оказанием медицинской помощи людям, пострадавшим от вооруженных конфликтов и стихийных бедствий. mSF работает с 1971 года и в 1999 году была удостоена Нобелевской премии мира. Деятельность организации «Врачи без границ» на 90+ % финансируется за счет частных пожертвований со всего мира, что позволяет «Врачам без границ» быть независимой и гибкой от политических и других интересов. История организации «Врачи без границ».

О границах.

-Ясно, что они уважают местные законы и имеют базовую систему стандартов. Там, где стандарты «Врачей без границ» выше местных стандартов, мы следуем своим собственным. У нас большой опыт, и у нас есть почти все стандарты. Мы стараемся сделать наши проекты в больницах в разных странах как можно более похожими. При работе в развитых странах (Греция, Италия) мы стремимся к достаточно высоким местным стандартам.

-Что делает организация «Врачи без границ» в Европе? Конфликтов нет, а лекарства разрабатываются.

-В Европе есть группы людей, которые исключены из системы. Например, мигранты, прибывающие в Грецию или Италию, не могут обратиться за помощью или вынуждены долго ждать. В таких случаях «Врачи без границ» могут инициировать проект и показать, что они могут оказать помощь без излишней бюрократии и задержек. Однако в Европе у нас обычно более мелкие проекты.

О врачах.

-Когда «Врачи без границ» только появились, почти 50 лет назад, у нас были только базовые лекарства. Вам нужен был врач, и все. Сейчас, когда мы все больше специализируемся, палитра нашей работы очень изменилась. У нас есть врачи общей практики, хирурги, акушеры, гинекологи, врачи-травматологи, инфекционисты и т.д.

Статья по теме:  Алиса Селезнева. Сколько лет алисе селезневой

Но есть, конечно, и общие требования. Практический опыт должен составлять не менее двух лет. Это означает, что мы не принимаем людей, окончивших непосредственно медицинскую школу, но они должны не только учиться, но и работать по своей специальности. Язык — еще одно требование. Хороший уровень английского языка является обязательным, а знание французского языка — идеальным. Кроме того, опыт руководящей работы всегда является преимуществом. Большинство сотрудников (90%) работают на местном рынке, а 10%, привезенные из других стран, в основном занимают руководящие должности и требуют опыта управления.

Один очень важный момент, который я хотел бы отметить: когда вы читаете название «Врачи без границ», вы думаете, что это просто врачи. Конечно, врачи являются важной и наиболее значимой частью нашего персонала, но у нас также много немедицинского персонала — архитекторы, строительные эксперты, инженеры, электрики, эксперты по качеству воды, эксперты по санитарии и т.д. Все эти люди позволяют медицинским работникам работать.

-Сколько человек сейчас работает в крупных организациях?

-около 40 000 человек. Проекты осуществляются в 70 странах. Проекты включают больницы, клиники или кампании по иммунизации детей. -Мы называем все это «работой». Есть большие проекты, а есть маленькие. Последний полевой проект, в котором я принимала участие, — кампания по иммунизации против кори в одном из регионов Южного Судана — длился всего три месяца. Это была огромная территория, где асфальтированные дороги разделяли менее километра, а 95% детей младше пяти лет должны были быть привиты от кори.

-Как работает система для такой огромной организации? Существует ли по-прежнему централизованное управление или эти несколько организаций просто объединены одним брендом?

-Структура сложная. А именно, существует пять бизнес-центров, которые управляют «полевыми» проектами. Они автономны, но между ними всегда есть связь, координация деятельности: все основные документы, стратегии и позиции организации обсуждаются на уровне этих пяти центров. Все остальные отделения (которых насчитывается около 25) выполняют вспомогательные функции. Они занимаются поиском экспертов, необходимых для работы «на земле», сбором средств, сотрудничеством со СМИ и т.д. Например, я работаю в Дании. Наш офис в Копенгагене поддерживает работу Брюссельского бизнес-центра.

Каждый день мы слышим о проблемах и тяжелых условиях жизни, вызванных вооруженным конфликтом. Но я также вижу, как наша команда (врачи, медсестры и психологи) влияет на жизнь людей. Это мотивирует меня, поэтому я хочу продолжать работать.

Работа по контракту

Есть еще одна возможность для российских врачей поехать в Сирию по контракту. Врачи — одна из самых популярных профессий в Сирии. И их помощь нужна не только тем, кто служит на российских военных базах, но особенно местным жителям и беженцам.

Врач, желающий найти работу в Сирии, должен обратиться в военкомат по месту жительства. Решение принимается в течение трех месяцев. Если решение положительное, он должен приступить к следующим действиям

  • Обязательное медицинское освидетельствование, а
  • психологические тесты,.
  • Сотрудники FSC изучают резюме кандидата на предмет наличия судимостей или других правонарушений.

Если кандидат проходит все эти этапы без проблем, имеет отличное здоровье и полное резюме, начинается этап заключения контракта.

  • Кандидат может посещать горячую точку не менее шести месяцев.
  • Согласно контракту, врач размещается на определенной военной базе.
  • Врач имеет право на бесплатный курс обучения.

Работающие врачи, скорее всего, займут более высокую должность, когда вернутся в свою страну по окончании срока пребывания. В любом случае, в Сирии это скорее выгодно, чем нет.

Невоенные врачи обязаны пройти службу в вооруженных силах через комиссариат в качестве призывников или срочников. Без этого требования заявители не смогут работать в Сирийской Арабской Республике.

Зарплата врача зависит от многих факторов: предыдущей службы, занимаемой должности, продолжительности контракта, медалей и работы в зонах боевых действий. Однако в среднем врач получает не менее 200 000 — 300 000 рублей в месяц.

Более подробную информацию о заработной плате в Сирии можно найти по этой ссылке.

Во время действия контракта им предоставляются все необходимые условия проживания:.

  • Небольшие, кондиционированные жилые блоки базового размещения, каждый блок рассчитан на трех человек и
  • бесплатную, обильную, качественную пищу три раза в день, и
  • Бесплатная униформа.

Сирия — страна, где продолжаются боевые действия и существует реальная угроза жизни всех специалистов. Если врач работает в стране по контракту с Министерством обороны, то в случае трагических обстоятельств он имеет право на следующую компенсацию

  • В случае потери трудоспособности в результате травмы — 1 млн рублей; и
  • В случае смерти ближайший родственник (супруг или супруга, ребенок или дети) имеет право на компенсацию в размере 2 млн рублей.

Транспортировка тела и похороны умершего также осуществляются за счет государства.

Более подробную информацию о работе в Сирии и имеющихся вакансиях можно найти по этой ссылке.

Поиск работы самостоятельно

Следует отметить, что американские врачи не могут найти работу в Сирии, хотя они могут выполнять гуманитарные миссии в Сирии через такие организации, как «Врачи без границ» и American Citizens. Однако сирийцы больше доверяют странам бывшего Советского Союза, особенно странам бывшего СССР.

Российский военный врач в Сирии

Российские военные врачи осматривают сирийских пациентов.

Сирийская медицина процветала до 2011 года, то есть до начала боевых действий. В городе было более 300 клиник и больниц. Врачи были высококвалифицированными, а оборудование — современным. После войны треть госпиталей была разрушена, лекарства были в дефиците, многие медицинские работники умерли.

Поэтому помощь врачей с российской стороны приветствуется. Найти такие вакансии в Сирии можно на специальных сайтах по поиску работы или разместив свое резюме на этих сайтах. Обратите внимание, однако, что вам необходимо следовать правилам и собрать пакет документов

  • Заявление на английском языке, анкета
  • ваше свидетельство о рождении и цветные копии всех страниц вашего паспорта, а также
  • ваша профессиональная карьера и опыт работы, и
  • копии ваших дипломов.

Диплом врача

Вам также понадобятся пять фотографий стандартного размера для загранпаспорта (перейдите по этой ссылке, чтобы узнать, как сделать фотографию на паспорт).

Фотография на заграничный паспорт.

Требования к фотографии на паспорт

Эти документы необходимы для начала работы в стране.

Также примите во внимание тот факт, что в Сирии очень строгий процесс отбора специалистов по труду. Перед приемом на работу кандидаты проходят тестирование на знание профессии. Предусмотрен шестимесячный испытательный срок.

Сфера деятельности организации более узкая, чем у Красного Креста, и финансируется она в основном из частных источников. Сотрудники ВБГ оказывают медицинскую и психологическую поддержку жертвам стихийных бедствий, горячих точек и послевоенных ситуаций. В то же время организация проводит мероприятия по профилактике СПИДа и наркомании.

Татьяна Клименчук – медсестра

Я родился в Марханцах, небольшом промышленном городке в Днепропетровской области. Я переехал в Мариуполь в 2000 году. В детстве я мечтала стать медсестрой или врачом, чтобы помогать людям. В детстве я помню, как привязывал кошек и собак и пытался делать это как настоящий врач.

msf_nurse_tatyana-klimenchuk-_john-wendle

Я всегда работала медсестрой, сначала в государственных больницах, а затем в хирургических отделениях. Для меня это и есть склон. Я не могу представить себе, что могу заниматься чем-то другим. За эти годы я приобрела большой опыт и научилась работать рука об руку с врачами.

Я слышал о «Врачах без границ», но знал, что в Украине это не сработает. Потом однажды я увидел, как возле медпункта, где я работал, выехала машина, в которой несколько человек в жилетах говорили по-английски. Мне стало любопытно, и я спросил своего коллегу: «Кто они?». спросил я. Он ответил, что это «Врачи без границ». Я был очень рад узнать, что эта организация работает и в Украине.

Когда я вернулась домой, я обратилась в организацию «Врачи без границ» и узнала, что они оказывают медицинскую помощь людям, пострадавшим от конфликта. Тогда я решил, что определенно хочу работать с ними. Мне потребовалось некоторое время, чтобы связаться с ними после того, как я подала заявление на должность медсестры. Мой номер телефона перепутали на две цифры! К счастью, им удалось меня найти.

Я много лет прожил в Мариуполе, где больница работала нормально, имелся весь необходимый медицинский персонал, и люди могли легко получить помощь. Когда начался конфликт, многие врачи покинули этот район, бомбардировки частично или полностью разрушили медицинские учреждения, а цены на лекарства выросли. Люди в этих местах очень нуждаются в помощи.

Будучи медсестрой, я хотела сделать что-то, чтобы помочь этим людям получить медицинскую помощь и улучшить их жизнь.

Меня больше беспокоит то, что если произойдет взрыв, пациенты не смогут связаться с нами и попросить о помощи. Например, некоторые люди боятся выходить из дома и идти к врачу.

Врачи без границ» ведут постоянный диалог со всеми заинтересованными сторонами и властями, контролируя обстановку для обеспечения безопасности персонала и операций. Поэтому я чувствую себя в безопасности, когда иду на поле.

msf_maurice-ressel_f2a1504

Когда я начала работать с «Врачами без границ», я прошла определенную подготовку, включая психологическую поддержку, так что я была готова к работе в небезопасной среде.

Конечно, мы помним своих пациентов, ведь большинство из них мы консультируем месяцами и видим каждую неделю. Это относится, например, к хронически больным людям, которым мы предоставляем лекарства. Мы знаем их семейное положение, как они живут, их мужей, семьи, которые могут их содержать, семьи с детьми.

Я помню одного пациента, который очень удивился, когда принял лекарство дома, потому что ему сказали, что за лекарством нужно идти в передвижную клинику. Он не мог пойти в передвижную клинику, которая приехала в его деревню в тот день. Я знала, что ему нужны витамины и некоторые лекарства, и беспокоилась за него, поэтому мы решили доставить лекарства ему на дом. Он позвонил и очень нас поблагодарил.

В течение многих лет Сирия была территорией бесконечной войны. Каждый день войны — это сотни жертв и раненых, нуждающихся в медицинской помощи. Поэтому у сирийских врачей много работы. Однако это опасно для жизни. Это потому, что постоянная война не щадит никого.

ВЕЛИКОБРИТАНИЯ.

Десять российских врачей мечтают уехать в Великобританию, чтобы работать хирургами, стоматологами, терапевтами или гинекологами. Однако процесс признания квалификации врача в стране очень сложен. Существует три вида лицензий

  • Временный (работа на срок до одного года) ;
  • Полная занятость, работа в NHS (Национальной службе здравоохранения) — государственной системе медицины — в основном для семейных врачей.
  • Регистрация врача-специалиста для работы в любой практике.

Если у вас нет записи о прохождении практики, вы можете претендовать на первый вариант, пока не пройдете полную регистрацию. Врачи с иностранной квалификацией подтверждают свое образование через ECFMG (Образовательная комиссия для иностранных выпускников медицинских вузов). Документы подтверждаются онлайн через электронный портфель международных сертификатов. После этой процедуры абитуриенты проходят дополнительные курсы, в том числе языковые.

Кроме того, врач должен пройти прабху (комитет по оценке профессионального и языкового уровня), который включает в себя тест на профессиональное и языковое владение. Для этого посетите веб-сайт Генерального медицинского совета. Если учебное заведение, выдавшее вам диплом врача, включено в базу данных Avicenna Directory, вы можете подать заявку на прохождение теста по электронной почте. Чтобы конкурировать с врачами из других стран, россияне должны представить сертификат IELTS 7.0 по английскому языку.

Если назначено собеседование с английским работодателем, необходимо запросить шестимесячную визу для посещения страны. На основании приглашения от британской клиники граждане России могут подать заявление на долгосрочную визу и получить карту временного резидента по прибытии в Великобританию. Хорошей поддержкой для российских медиков является стажировка в Великобритании, куда они могут поехать на практику в качестве «прикрепленных медиков». За это время медик знакомится с местной системой здравоохранения и осваивает разговорный язык.

Средняя годовая зарплата врача в Великобритании составляет 70 000 фунтов стерлингов.

Новая Зеландия.

Куда еще врачи могут поехать за границу? Самое неожиданное направление — Новая Зеландия. Действительно, в этой полинезийской стране многие медицинские специальности являются востребованными профессиями. Они могут получить приглашение от одной из клиник и подать заявление на получение рабочей визы. Главное преимущество заключается в том, что работодателям не нужно доказывать отсутствие специалистов на месте. Срок действия временного вида на жительство составляет 33 месяца, после чего можно подать заявление на получение постоянного вида на жительство в Новой Зеландии.

Однако процесс приема иностранных врачей в этой стране считается одним из самых трудоемких и дорогостоящих. Новозеландские практикующие врачи должны зарегистрироваться в местном реестре. Для его получения необходимо иметь академический сертификат IELTS на английском языке и пройти процедуру подтверждения соответствия требованиям. Это включает в себя личное собеседование, работу и экзамен. Количество последних и стоимость регистрации определяется в каждом конкретном случае после собеседования и рассмотрения документации Медицинским советом Новой Зеландии. Этот процесс может занять несколько лет.

Некоторые уроки выучиваешь в российском графе, иногда приходится учиться почти с нуля в местном университете. В начале комиссия лично определит, сколько вам нужно учиться и сколько это будет стоить. В большинстве случаев россияне приезжают в страну для изучения языка и одновременно занимаются процессом регистрации. В этот период можно найти частичную работу, в основном в немедицинских профессиях (из-за отсутствия лицензий).

В качестве альтернативы вы можете получить его в течение одного или двух лет обучения. Затем кандидаты получают рабочую визу после окончания обучения и могут работать в той области образования, которую они получили. И на этом основании вы уже можете следовать своему основному медицинскому разрешению. Альтернативные программы направлены на управление медицинской помощью, работу в социальных центрах, работу в медицинских институтах и наблюдение врачей в области физической культуры.

Средняя зарплата врача на острове составляет 12500 нз или 7500 евро в месяц.

Концепция иммиграции в Новую Зеландию для врачей

Соединенные Штаты Америки.

Миграция врачей из России в США связана не только с ростом зарплат медиков. Передовые технологии американской индустрии здравоохранения позволяют специалистам полностью использовать свой потенциал в своей профессии. Чтобы переехать в США, иностранным специалистам необходимо подготовиться к экзаменам, получить сертификат Американского совета по образованию, пройти программу специализации и сдать лицензионный экзамен. Согласно стандартам США, врачи должны свободно владеть английским языком и демонстрировать базовые знания в области фундаментальных наук.

Сертификаты ECFMG выдаются иммигрантам.

  • Доказали, что освоенная ими степень включена в мировой список медицинских учебных заведений.
  • Выполнить недостающие требования к образованию, и
  • Сдал экзамен на получение медицинской лицензии США (USMLE) — Шаг 1 (теория), Шаг 2 CK (клинические знания), Шаг 3 CS (практические навыки)
  • Прошел 3-7-летнюю программу специализации, в зависимости от специальности.
  • Получил окончательную аккредитацию ECFMG.

Конкуренция за привлечение американских специалистов огромна, что привлекает туда врачей со всего мира. Как только врач признан, он получает одобрение и может подавать заявление на получение вида на жительство в США. Медицинский совет США признает дипломы всех крупных российских медицинских вузов, но многие иностранные врачи, даже имеющие опыт работы, начинают обучение по привычке.

Интересно отметить, что уже работающие врачи каждый год проходят тестирование, которое определяет условия их новых контрактов. Российские врачи, имеющие медицинскую лицензию, могут работать в государственной и частной практике, руководить собственными клиниками и обучаться в клинической аспирантуре.

В США также существует так называемая постдокторская стипендия для желающих построить научную карьеру. Медицинские колледжи могут нанимать иностранцев в качестве научных сотрудников для проведения исследований, написания статей и подготовки соответствующих журнальных публикаций. Зарплата этих специалистов может достигать 120 000 долларов США в год.

Средняя годовая зарплата специалиста в США составляет 84 000 долларов США, а самая высокая для анестезиолога — 271 400 долларов США.

Мне всегда было интересно понимать поведение людей и работать с ними. Поэтому я решила изучать психологию и выбрала профессию психотерапевта.

Врачи без границ вакансии как устроиться

Международная организация

Если вы считаете, что не сможете выжить в качестве мэра столицы, то пора покинуть страну. Руководство прилагается. Однако не стоит рассчитывать на счет в швейцарском банке на миллионы долларов, поскольку покупка американского паспорта с признаками местного губернатора во Флориде и паспорта США — явный признак профессионального поведения.

Организация Объединенных Наций (ООН)

Волонтеры ООН — это преданные своему делу профессионалы, которые оказывают помощь в образовании, здравоохранении, строительстве и других областях по всему миру. За время существования организации ее представители посетили с благотворительными миссиями почти 150 стран. Проезд, медицинское страхование, проживание, питание и отпуск оплачиваются ООН. Добровольцы получают небольшую ежемесячную плату за свою помощь (около 200 долларов США). Этот орган также помогает в получении виз.

Кандидаты в добровольцы должны быть не моложе 25 лет, иметь высшее образование и опыт работы не менее пяти лет. Также требуется знание одного из следующих языков: французского, испанского или английского. Предпочтение отдается техническим специалистам, но есть работа и для выпускников гуманитарных специальностей. Чтобы узнать, какие вакансии предлагаются, ознакомиться со списком необходимых профессий и документов, а также зарегистрироваться в качестве волонтера, посетите сайт http: //unv.org/.

Процесс подачи заявки включает в себя несколько этапов. Сначала вы получите форму заявки с вопросами по электронной почте. Оно должно быть заполнено на языке страны, в которой вы хотите работать. В случае успеха вас пригласят на собеседование и предложат ряд вариантов сотрудничества. Окончательное решение принимает отборочная комиссия. Вы также можете подать коллективный запрос или зарегистрироваться в ООН в качестве члена семьи. Однако после этого вы не можете спешно покинуть страну.

Международный комитет Красного Креста (DES)

Эти отважные дети помогают жертвам вооруженных конфликтов. Работа МУС основана на принципе нейтралитета, что требует от его сотрудников работы в условиях конфликта интересов. Их деятельность включает медицинское обслуживание, поиск пропавших без вести, посещение и защиту военнопленных, раздачу пищи и воды, организацию контактов между разлученными родственниками и другие виды помощи. Для получения дополнительной информации посетите сайт http: //www.icrc.org/rus/をご覧ください.

Требования к кандидатам: возраст 25-35 лет, отсутствие медицинских противопоказаний и судимостей, высшее образование, свободное владение английским языком и компьютером, опыт работы волонтером, международные водительские права. Первые два года новичкам не разрешается брать свои семьи в командировки, поэтому их отсутствие является скорее преимуществом, которое учитывается при рассмотрении кандидатов.

После того, как кандидат соответствует требованиям и сдает экзамены, он становится членом ICC. Помимо обычных добровольцев (врачей, водителей, инженеров и т.д.), Красный Крест представлен иностранными сотрудниками и представителями. Обязанности и зарплата сотрудников каждой категории различны. Например, зарплата представителя определяется в индивидуальном порядке, но в среднем составляет 15 000 долларов США. Все члены организации обеспечены медицинской страховкой и жильем.

Alexnov 26.09.2012 в 13:29

Служба в иностранном корпусе — это очень патриотично. Вы также можете служить здесь по контракту.

Татьяна 29.09.2012 в 8:50 утра.

Не патриотично? Этот термин нужно трактовать по-другому. Мы должны быть патриотами нашей планеты. Если вы понимаете, что я имею в виду.

Vasyaοπατριώτης 29 сентября 2012, 15:59.

Я не понимаю, почему они должны менять одну печальную реальность на другую. Вы можете найти хорошую работу с деньгами на дому; Вы можете найти хорошую работу с деньгами на дому; Вы можете найти хорошую работу с деньгами на дому; Вы можете найти хорошую работу с деньгами на дому. У нас много беззакония, но не так много, как в Сомали, на Гаити или, например, в Саудовской Аравии. Ехать в чужую страну с неясными законами за фальшивой свободой и вытирать ноги — это кульминация глупости. У людей в так называемых «цивилизованных» странах такие же «тараканы» в голове, как и у нас. У них плохие соседи, глупые начальники, преступность, бездомность, домашнее насилие, рабство… Помимо благородной цели помощи людям, о методах, описанных в статье о том, как уехать за границу, не может быть и речи — места, где вас будут снимать сгоряча, просты, и никто не увидит в вас представителя Красного Креста или «Врачей без границ».

Константин 30.09.2012 в 09:34

Второй последний метод является наиболее практичным. Это более безопасно, чем другие методы. Однако его также лучше рассматривать как оплачиваемый отпуск. Пусть они платят меньше, чем французский Иностранный легион или Красный Крест. Но лучше копать фундамент французской часовни, чем ползать в грязи где-то в джунглях.

MariaPerev 09.10.2012 в 17:57

(Да, у меня иногда бывают такие мысли)))

Убрать 18.10.2012 at 16:44 am.

К сожалению, я думаю, что такие мысли встречаются все чаще и чаще, и это то состояние, которое ведет людей к разрушению. Я сам ищу способы покинуть страну.

Ninel11/18/2012 в 12:10.

Я выступаю за законные способы. Я выступаю за покупку недвижимости и ведение бизнеса в Интернете.

Светлана 18.01.2013 в 19:46

Вот некоторые из причудливых способов «бегства». Ну, я однажды покинул свою родину и, поверьте, жалею об этом. Жить в другой стране и в чужой для нас культуре не так-то просто. Как материальные, так и другие проблемы одинаковы. Нет, если у вас есть серьезные профессиональные и личные идеи завершения, которые невозможны в вашей родной стране, то да, я одобряю такой переезд! Поэтому вам не нужно стирать чужое белье или убирать чужие дома. Это ни к чему не приводит.

Татьяна 07.02.2013 в 18:56

Это как инструкция. Она подходит для людей, которые не любят и не ценят свою страну. Для меня это бесполезно. Недовольные люди, все дороги открыты! Прекрасное путешествие.

Veronika 04.01.2014 в 17:21

Ведь если у вас есть желание покинуть страну, почему бы не воспользоваться некоторыми из упомянутых методов? Главное — понять, чего вы хотите и каковы ваши перспективы, потому что если вы этого не сделаете, то не сможете выехать из страны.

Леонид 07.04.2014 в 12:33

Здесь много говорят о патриотизме. При чем здесь патриотизм? Например, волонтерство. Отличный способ увидеть мир. И много денег. Кроме того, как правило, они платят и за волонтерство. В любом случае, если не платят, то обязательно предоставляют жилье и питание. И это не мало! И не все хотят увидеть мир с наименьшими затратами на предателей своей родины. Мои слова не упоминаются во Французском Иностранном легионе. Это для больных на голову.

Вам также понадобятся пять фотографий стандартного размера для загранпаспорта (перейдите по этой ссылке, чтобы узнать, как сделать фотографию на паспорт).

Нейтралитет – это наша безопасность

— Вы говорите, что сейчас нанимаете людей. Кто не получит его? Вы правильно понимаете, что сначала вы получите резюме, затем встречу, возможно, прямую встречу или что-то вроде собеседования по Skype. — Это зависит от офиса. Для граждан России подача заявления осуществляется через представительство в Берлине. Затем они проходят собеседование по Skype. В качестве альтернативы, если есть возможность, люди приезжают в Берлин.

Важно знать, что организация «Врачи без границ» не имеет дела с деньгами. Они не придут к нам жить, если их мотивируют исключительно деньги. Нам нужна вера в ценность человеческой жизни, вера в человеческие принципы и вера в веру, где бы мы ни находились, независимо от цвета кожи, религии или политических убеждений. Мы видим перед собой пациента и спасаем его, потому что его жизнь представляет для нас ценность.

Важно верить в это. И понять, что они не собираются ехать на африканское сафари. Это очень сложная работа и часто в очень сложных условиях. Важно, чтобы люди были готовы к этому.

Во-вторых, важно, чтобы люди понимали, что это не российская организация и что они, скорее всего, будут единственными россиянами в этой миссии. В компании может быть 50 иностранных сотрудников и еще 1000 местных, но вы будете единственным русским. Вы должны быть готовы уважать другие культуры.

Мы находимся в этой стране не для того, чтобы менять политику, культуру или продвигать права человека. Мы там для того, чтобы спасать жизни.

Для этого нужно иметь хорошую команду, работать в этой команде, уважать своих коллег, помогать им, прислушиваться к ним, не бояться высказывать свое мнение и быть уважительным. Что я никогда не приму, так это того, кто не готов к этому и идет на это, потому что хочет сафари.

— Но если это не сафари, а слишком романтичная идея: «Сейчас я спасу мир». Разве это не истощает вас быстрее? — Вам необходима здоровая доза идеализма. Потому что если у вас его нет, то что это такое? Если идеализм очень высок, то этот человек должен быть просто готов к тому, что мы не спасаем мир, а спасаем жизни других людей. И вы должны верить в это, но вы также должны быть готовы к тому, что на дороге вы можете увидеть много неприятных вещей, потому что вы спасаете жизни, мы все, в широком смысле этого слова, мы также, мы также, мы также, мы также люди.

Я заметила, что люди ждут, чтобы прийти и встретиться с ангелами. Мы не ангелы, мы обычные люди. У всех разные реакции на стресс и разные способы борьбы с ним. Я пытаюсь воплотить это в шутках. Есть люди, которые могут BAR. Не потому, что они плохие, а потому, что то, как они реагируют на стресс, они могут не выбрать. И люди ждут, что все там будут такими идеальными, потому что у них за футболками спрятаны крылья. Конечно, нет. Люди, в принципе, все важны, но они — люди. Я не боюсь идеалистов. Они должны быть готовы к тому, что, к сожалению, мир не совершенен.

Другим фактором является уважение к другим людям. Для меня это может стать красной тряпкой, если я услышу, что кто-то относится к коллеге без уважения, кто-то не одевается как мыслитель, у него нет внешности, у него не тот цвет кожи.

— Вот вы говорите: «Мы сохраняем нейтралитет и спасаем людей, не представляя ту или иную сторону конфликта». Однако вы определенно погружены в ситуацию и воспринимаете кого-то как более сильную сторону, пытающуюся подавить более слабую, например, в этом районе. Были моральные трудности, конфликты на работе. ‘Нет, Никита, я должен быть нейтральным, я не должен поддерживать этих людей’?

Не нужно стремиться к жизни в кризисе

— Читая блог доктора, создается впечатление, что рыцари отправляются в горячие точки без страха и обвинений. Дети, пишет он, подсажены на адреналин, и им очень трудно вернуться к нормальной жизни с гаджетами, фотографиями и «лайками» в социальных сетях. Как вы справляетесь с этим и насколько это распространено в целом?

— Все проходят через это после первого задания. Ощущение, что вы сделали что-то действительно важное, а остальное — несущественно, очень распространено.

У меня всегда есть две рекомендации. Первое — уважать то, что люди здесь считают важным. Мы видим, что живем в необычной ситуации — местные жители и мы живем в ней. Это кризис.

Мы не должны стремиться к кризисной жизни. Мы должны жить нормальной жизнью. Поэтому мы должны уважать то, что люди здесь беспокоятся о покупке квартир и автокредитах.

Και η δεύτερη, πιο πρακτική σύσταση: δεν πρέπει να αναζητήσετε άλλη αποστολή χωρίς να ξεκουραστείτε. Συνιστώ το διάστημα μεταξύ των αποστολών να είναι τουλάχιστον δύο μήνες. Εάν η αποστολή είναι ετήσια, μπορείτε να την κάνετε για μεγαλύτερο χρονικό διάστημα.

Моей самой сложной миссией было путешествие в Эфиопию. В регионе много конфликтов, и там, где я был, идет война. Сама Эфиопия — очень приятное место, но в некоторых районах происходят столкновения и бои между различными общинами. Я пробыл там девять месяцев и вернулся как лимон. Я уже знал, куда пойду в следующий раз. Уже была договоренность, что я поеду в Бирму. Но в то время было очень трудно получить рабочую визу в Бирму. Меня предупредили, что это займет не менее шести месяцев. Поэтому я провел это время в отпуске: я путешествовал, изучал испанский язык и проводил много времени с родственниками — полностью расслабился. Затем я с новыми силами отправился в Бирму.

Если вы переходите от одной миссии к другой, вы не можете вернуться назад. И мир был бы совершенно непонятен и безразличен.

-Каким было влияние на ветеранов войны, когда они потеряли контакт с политической жизнью?

— Именно. ‘Врачи без границ’ — это бремя. Есть много причин, почему так происходит; одна из них — важность нашей работы. Когда мы понимаем это, особенно в нашем случае, мы видим разницу в нашей жизни. Мы оказываем неотложную медицинскую помощь. Если сохранить и увидеть эти спасенные жизни, становится ясно, что это огромная выгода, которую вы не получили бы, если бы она лежала в банке.

С другой стороны, «Врачи без границ» — это группа единомышленников. Мы видим мир одинаково. У нас схожие интересы. Это люди, которые путешествовали по всему миру. Люди, которые знают так много разных культур, потому что они живут в разных культурах. Очень легко установить связь друг с другом.

Я работал в СПбГУ. Это не значит, что если вы встретите в СПбГУ другого преподавателя, то сразу же перейдете с ним на «ты». Именно это и происходит в организации «Врачи без границ». Возможно, в своей работе мы никогда не переходим дорогу, но мы знаем, о чем говорим, потому что принадлежим к большой семье. Все думают одинаково и интересуются похожими вещами. У них был похожий опыт.

Люди хорошие сами по себе

-Мы жили и работали в самых разных странах — развитых, развивающихся и странах третьего мира. Чувствуете ли вы, что видите мир в объемах? А как насчет нашей планеты? -Наша планета очень сложна. Возможно, еще печальнее то, что я больше не воспринимаю мир в объеме. Пересечение разных океанов стало очень маленьким, потому что поездки, например, в Латинскую Америку или Африку больше не кажутся мне экзотическими. Я много раз бывал в Африке. Для меня это все равно, что поехать в Испанию или Исландию.

Из-за ощущения экзотики чувство открытия перестало быть таким эмоциональным. Я люблю путешествовать, но мне не нравится это чувство. Когда я открываю дверь самолета и вижу тропики. Я люблю пряный запах тропиков. Но он уже не такой экзотический, для меня он пахнет более нормально, хотя я живу в Дании и там не пахнет тропиками.

В своей жизни вы встречали самых разных людей в разных ситуациях. Являются ли люди по своей природе хорошими или плохими?

-Это очень сложный вопрос. И правильный ответ по-прежнему «нет». Потому что люди, наверное, хорошие, но мы их часто не понимаем. Мы не понимаем их мотивов и сразу начинаем их осуждать. Если вы сделали это, вы плохие; если вы сделали то, вы хорошие. И никто не видит, в чем корень проблемы. Это никого не волнует.

Люди прекрасно живут сами по себе. Но из-за недопонимания происходит то, что происходит. Из-за недоразумений возникает чувство опасности.

Вместо того чтобы сесть, поговорить и найти общий язык, мы начинаем осуждать. А когда мы начинаем судить — появляются обвинения. Часто мы не даем человеку возможности объяснить или оправдаться. Это относится к общению между двумя людьми, а также на национальном уровне и на уровне различных культур.

Статья по теме:  Конспект урока по теме «Сочинение-рассуждение «За что я люблю осень? ». За что мы любим осень
Оцените статью
РесницаМания